"Впечатлительные" книги

      Итак, что впечатлило в последнее время, давненько и совсем уж в тёмные для моей биографии времена. Правила библиографического описания соблюдать не буду - на работе надоело. А свои соображения стану добавлять по мере того, как они будут приходить в голову.
      1. Джозефина Тэй. Дочь времени. Исторический детектив. Где-то даже интеллектуальный. Главный герой - детектив Алан Грант - рассматривает портрет Ричарда III  (вроде бы вот этот) и начинает подозревать, что человек с таким лицом никак не мог быть убийцей детей. Ну и, понятно, начинает своё собственное расследование этой давней и чрезвычайно запутанной истории. В результате оного Грант приходит к выводу, что Томас Мор, написавший каноническую историю жизни Ричарда, был бессовестным лгуном; что Ричард был приличным человеком и очень неплохим монархом, никоим образом не причастным к исчезновению принцев; что вся  наука история, между нами говоря, вообще очень условна, да и вовсе никакая не наука.
     2. Илья Гилилов. Игра об Уильяме Шекспире. Странная книга. С одной стороны - спорная гипотеза, с другой - почему-то убеждает. Наверное, потому, что мне очень симпатичен Артур Рэтленд. В общем, его кандидатура на роль истинного автора "Кориолана", "Макбета" и т.д. меня устраивает, а книга Гилилова бесконечно увлекательна.
     3. Пелэм Гренвилл Вудхауз. Всё. В смысле, впечатляет вообще всё, что он написал. Ни разу не разочаровалась.  И не говорите мне про его профашистские радиовыступления!!! Мне всё равно. Я точно знаю, что писателей, равных Вудхаузу в смысле литературного мастерства, нет! Поэтому пусть говорит, что хочет.
     4. Анатолий Гладилин. Тень всадника. Поверьте, никто не уважает Сен-Жюста больше, чем я. И, по правде сказать, эта окрошка из эпох и событий впечатлила меня со знаком минус. Нет, я не против авторского взгляда на перевоплощение личности как принципа. Но то, на что хватило его  фантазии, - для Флореля как-то мелко. Всего-то навсего американский историк и бывший разведчик - итог деятельности человека, придумавшего госбезопасность (я уже не говорю об остальном)?! Воля ваша, но слабо, слабо... Да и Жозефина Богарне в качестве его подруги не выдерживает никакой критики - тупенькая женщинка с интеллектом мещанки и кругозором лемура. Господь всемогущий,  что она могла значить для Архангела Смерти?!
     5. Ирина Головко (Римская-Корсакова). Побеждённые. Весьма объёмистая книга повествует о многотрудной жизни утончённых, воспитанных и благородных представителей русской аристократии (ещё оставшихся в живых) в  советском Ленинграде конца 20-х. Впечатлила меня, собственно, сама автор, во многом ставшая прообразом героини романа - Ксении Всеволодовны Бологовской-Дашковой, или просто Аси. Ирина Римская-Корсакова - представитель древнего дворянского рода, давшего нам и знаменитого композитора. Чувствуется, что она искренне хотела отразить все достоинства своего класса - в  книге его представители галантны, образованы, их офицерская выправка безупречна, они изящно танцуют и блестяще музицируют, произносят задушевные речи о беззаветном служении Родине. И, разумеется, всем этим сильно выделяются из толпы "победивших хамов". За что и страдают. Всё так, вот только есть здесь, что называется, моменты.Образец аристократизма Наталья Павловна Бологовская строго отчитывает свою внучку Асю за её предполагаемое согласие сходить в кино с однокурсником по музыкальному училищу - мальчиком-евреем. Причём делает это, намеренно повышая голос, чтобы мальчик услышал, что именно думают приличные люди дворянского происхождения о его национальности. Сама Ася, милое, трогательное, добрейшее существо, с трудом способна переварить пришедшую к ней мысль о том, что рабочие, возможно, тоже могут любить своих детей так же, как они - аристократы. Она, оказывается, всю жизнь думала, что на такие тонкие чувства способно только высшее сословие. Князь Олег Дашков, скрывающийся от ГПУ под чужой фамилией, прямо-таки икона офицерского благородства, получает место переводчика в порту благодаря еврею - мужу своей любовницы Марины, разумеется, тоже благороднейшей, высокоморальной дворянки, вышедшей замуж за благополучного советского начальника исключительно по экономическим соображениям. Благодарность? Господь с вами! Что с того, что этот человек ради любимой жены ставит себя под удар, укрывая Дашкова и обеспечивая ему не особенно тяжёлый заработок? То, как КНЯЗЬ разговаривает со своим спасителем, честно говоря, повергло меня в состояние ступора...  И к концу повествования я осознала, что мои представления о воспитании и благородстве нашего дворянства были сильно преувеличены.
       6. Евгения Гинзбург. Крутой маршрут. После прочтения сразу вспомнилась история об Анне Ахматовой. Когда она в заснеженном Ленинграде в очередной раз раз стояла в очереди у тюрьмы, чтобы сделать передачу сыну, одна из "очередниц" узнала её. Женщина подошла к Анне Андреевне и спросила: "А ЭТО Вы можете описать?"  "Могу," - ответила поэтесса. И сочинила "Реквием". А вот у Гинзбург, увы, не получилось. Художественных достоинств опуса касаться не буду по причине их отсутствия,  идейная составляющая хромает на обе ноги, потому как героиня, на протяжение всех 10 лет срока весьма удачно устраивающаяся медсестрой (не имея медицинского образования!) в относительно сытных и тёплых местах, впечатления мученицы и жертвы режима как-то не производит. Понятно, что в своё время прокатило на волне интереса к теме репрессий, тюрем, лагерей и прочих ужасов. Но - не тот уровень литературы. Совсем не тот.
      7. Михаил Морозов. Шекспир. Михаил Михайлович Морозов - это тот самый Мика Морозов с портрета В.Серова. Наследник сразу двух богатейших фамилий России - Морозовых и Мамонтовых - он непостижимым образом оказался вне зоны внимания ЧК, НКВД и т.д. Получив филологическое образование в Великобритании, Мика вернулся в уже советскую Россию, поучился ещё и здесь, после чего принялся спокойнейшим образом преподавать в МГУ. Стал крупным учёным, основателем советской школы шекспироведения. Данный его труд издан в 1956 году уже после смерти автора (1952), в серии "Жизнь замечательных людей".  Работа добротная, но в общем обычная, без сенсаций. Зная мой интерес к личности Шекспира, многие мне рекомендовали к прочтению 23-ю главу данного издания, которая называется "Вопрос об авторстве". Я прочла (как и всю книгу, разумеется). Сегодня, когда только ленивый не приписывает авторство "Гамлета", "Макбета" иже с ними кому ни попадя (вплоть до королевы Елизаветы), но только не самому актёру и совладельцу "Глобуса", заявления Морозова звучат чрезвычайно оригинально и смело. А он удивляется, почему, собственно, мы отказываем в гениальности человеку, о котором так мало знаем, и сразу бросаемся на поиски каких-то мифических "подлинных" авторов? Воля ваша, но что-то в этом подходе есть...
       8. Евгений Ельчин. Сталинский нос. Эмигрант Е.Ельчин написал детскую книгу о репрессиях. Относиться к данному опусу можно, конечно, по-разному. Истории, как и люди, в те времена случались разные, возможно, имела место быть и такая, как в книге - арест отца мальчика, травля в школе, вербовка 10-летнего ребёнка чекистами... Знаете, я даже согласна на оживший нос Сталина и на то, что тот самый 10-летний ребёнок хорошо знает сие бессмертное творение великого Гоголя. Но вот на то, что всё это должно быть написано настолько плохо - не согласна! Автор - откровенно слабый литератор с весьма бедным образным рядом за душой. Наверное, поэтому повесть вызвала неприятные ощущения. Неприятные потому, что героя повести господина Ельчина Сашу совершенно не жаль, а это - плохо.

6 комментариев:

  1. Вудхауз всегда будет впечатлять???

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Всегда, потому как литератор он первостатейный. Книги Вудхауза - одна из моих немногих непреходящих культурных ценностей, а постоянство я почитаю первейшей добродетелью.

      Удалить
    2. А Ваше отношение к экранизации Вудхауза??

      Удалить
    3. Хорошее у меня отношение к экранизации "Дживса и Вустера"! Попадание большинства персонажей - в десятку. Стильно, точно, красиво, по-английски, в общем, с достоинством сделано.

      Удалить
    4. А какие еще книги Джозефины Тэй Вы бы отнесли в данный раздел?

      Удалить
    5. "Поющие пески", разумеется. Когда добралась до причины преступления в этом романе, просто зааплодировала автору. Очень романтично и трагично одновременно.

      Удалить